Форум » Франция -прекрасная и свободолюбивая, законодательница европейской моды и вкусов » 10 апреля 1866 года. Отель Intercontinental Le Grand Hotel Paris » Ответить

10 апреля 1866 года. Отель Intercontinental Le Grand Hotel Paris

Миссис Уорвик: В сознании парижан Гранд-отель, основанный при Наполеоне III, – нечто большее, чем просто гостиница. Соседство с самым знаменитым театром Европы наложило отпечаток на всю историю отеля. Здесь, в легендарном Cafe de la Paix, издавна собиралась богема и любители искусства. Комнаты оформлены в трех цветовых гаммах – синей, красной и золотой. Завершает картину фирменная изюминка цепочки InterContinental: клубный этаж с отдельной стойкой регистрации, предназначенный для самых взыскательных гостей. Утром в гостиной клуба для постояльцев сервируется завтрак, а в течение дня – легкие закуски и коктейли. Некоторые залы Гранд-отеля имеют статус исторических памятников, как, например, Salon Opera. Остальные залы для проведения банкетов, гала-вечеров, показа мод не менее престижны. Расположение: в центре Парижа на улице Rue Scribe, напротив парижской Оперы, недалеко от Вандомской площади.

Ответов - 84, стр: 1 2 3 4 5 All

Ребекка Кавершэм: Ребекка шла по залу и это было похоже на проход через бальный зал, когда герольд объявляет твое имя. Кое-кто свернул шею и смотрел ей вслед. Игрушка для общественного мнения, о которой можно посудачить, в кем-то свести, с кем-то развести. Это было неприятно. Это был ее вечер и ей не хотелось, конечно, быть сегодня игрушкой для толпы, чтобы прислушивались к ее словам, записывали из-под тишка досужие журналисты, а утром весь город читал мелодраму из жизни некоей госпожи Ф., которая кажется такой, а на самом деле такая. Но, все-таки - на лице, как густая вуаль, как маска, как защита, была улыбка, и проходя мимо таких любопытсвующих глаз, она смотрела прямо в эти глаза ТАК, что из обладатали вынуждены были отводить взгляд, стыдясь своего пристального внимания. И ей было не важно то, что приличной женщине не принято было смотреть в глаза, особенно мужчинам. Сегодня она что-то сожгла за своей спиной. За спиной и вокруг себя. Кто-то называл ее светочем надежды, кто-то ведьмой. Она шла и будто расправляла за собой крылья. И не важно, черные это были крылья, белые или окрашенные в оба эти цвета. Они были. Но, все-таки, ей было уже не важно - что говорят за спиной. Пусть. Все равно. Веревки, которыми каждого связывают с рождения, которыми связаны руки, ноги, которыми сдавлена грудь и спеленано сердце, она разрезала. И отныне ее жизнь будет делать только она сама. И так называемая репутация слишком дорого обходится для того, кто хочет чувствовать себя живым. -- Вы прекрасно фехтуете, месье де Периго. Но рискуете, месье, так беспечно касаясь руки -как это говорят газеты - жрицы Изиды. Или ведьмы?,- она чуть приподняла бровь, -Хотя тайны людей я предпочитаю сразу же забывать. Мне еще нужна моя собственная жизнь. Она чуть наклонила голову и решительно представилась спутнице графа : -- Валери Флоранж. мастерское: заглушка снята 09.11.2011

Миссис Уорвик: Лора поздоровалась с маркизом, представилась его даме. Где-то внутри шевельнулось лёгкое недовольство: она собиралась провести вечер вдвоём с графом де Периго, надеялась выведать новые подробности его характера и привычек, но теперь придётся разделить его общество с этой парой. «Однако, случайностей не бывает, - подумалось ей. – Посмотрим, что за сюрприз приготовило мне Провидение в лице этих новых знакомых».

Этьен де Периго: Этьен приветливо улыбался Рудольфу, от души жал ему руку и галантно раскланивался с его царственной спутницей. Валери Флоранж! Этакая мрачная красота, в духе старинных немецких баллад, где действуют бледные девы-утопленницы, плачущие духи и стенающие привидения принцесс в серебряных одеяниях. Она вызывала в нем любопытство и желание проникнуть за флер окружавшей ее загадочности. Интересней всего было разузнать, что же свело их с маркизом де Самбреем: может быть, обоюдный интерес к загробной жизни? А может, мадам Флоранж обещала Рудольфу сеанс спиритизма и... "встречу с покойной женой во плоти"?* На фоне белокожей красавицы Валери, с точеными чертами и трагическим выражением античной Ниобы,** мадам Уорвик выглядела каким-то праздником жизни, ликующим буйством ренессансной красоты, ее легко было представить не в мрачном храме Гекаты, но на пиру, в венке из роз, льющей в серебряную чашу благовонную мастику... - Вы не находите, что мой друг маркиз и мадам Флоранж - более чем странная пара? -шепотом спросил он у Лоры. __________________________________________________________________ * подобные мистификации широко практиковались во время порвального увлечения спиритизмом, как раз в 60-70 годы ** героиня трагического мифа


Миссис Уорвик: Этьен де Периго - Я не знала вашего друга ранее, так что не могу сказать, что мадам Флоранж не пара ему, - так же шёпотом ответила ему Лора, скрыв улыбку за бокалом. – Определённо, оба они – примечательные личности. Маркиз нравился Лоре всё больше – учтивый, галантный, но без навязчивости. Было в его облике что-то от средневековых паладинов, слагающих мадригалы во славу прекрасной дамы. Мадам Флоранж производила совсем иное впечатление. Её глаза притягивали взгляд, и Лоре приходилось себя сдерживать, чтобы не начать откровенно её рассматривать, подобно ярмарочному гуляке, глазеющему на диковину в шапито.

Этьен де Периго: Маркиз выглядел немного грустным, даже подавленным - как будто его внезапно поразило неприятное известие. * "Уж не эта ли дамочка напророчила ему всяких ужасов, горя и бед? - подумал Этьен. - Знаю я эту породу... Сперва напугать посильнее, а потом посулить "отвести беду", и тянуть, тянуть деньги, пока не закончатся. Или тут дело в другом, совсем в другом? Ведь хороша чертовка, право, хороша!" - и он взглядом истинного ценителя окинул шею, плечи и стан Валери, вдохнул легчайший аромат тонких духов. "Эх, де Самбрей, не принимал бы ты так близко к сердцу женские капризы!" Он посмотрел на Лору - она была не менее красива, но ее хотелось воспринимать в первую очередь как партнера по рискованной и азартной игре. "Наверняка она любит пари, как все англичане... Я бы предложил ей пари - как скоро мадам Флоранж уступит моему другу маркизу?" ________________________________________________ * согласовано

Ребекка Кавершэм: Ребекка села, чувствуя на себе взгляд де Периго, оценивающе скользивший по ее фигуре. Взгляд ценителя женской красоты. Ценителя-эстета. Вероятно, циника и ловеласа. Вероятно, легко скользившего по жизни в поисках удовольствий и острых ощущений. Ребекка посмотрела куда-то в сторону,опустила веки, повернулась, и слегка склонив голову, вдруг подняла взор и посмотрела прямо в глаза месье де Периго. Чуть насмешливо. И чуть надменно. Чуть вопросительно. Прямо.

Этьен де Периго: Периго в притворной тревоге оглянулся, точно желал убедиться, что за его спиной не скрывается никакое чудовище, привлекшее столь пристальное внимание дамы. Затем сделал жест, одновременно и галантный и шутовской, поклонился с изящной развязностью Арлекина: - Ах, мадам Флоранж! Боюсь, что пламя ваших глаз прожжет меня насквозь! Как же нам потушить пожар, дамы и господа? Предлагаю начать с шампанского и отметить нашу неожиданную встречу! Предупреждая вопросы Лоры, Этьен склонился к ней и прошептал прямо в изящное розовое ушко: - Не беспокойтесь, сударыня, я знаю что делаю. Маркиз де Самбрей не всегда такой бука, в юности это был один из первых парижских повес, надо лишь уговорить его выпить с нами несколько бокалов...

Миссис Уорвик: Лора с интересом наблюдала за «перестрелкой» графа и мадам Флоранж. Понятно, что Периго произвёл не самое лучшее впечатление на ясновидящую. Лора вспомнила свои утренние впечатления от знакомства и в глубине души посочувствовала мадам Флоранж: требовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к своеобразному юмору графа де Периго. Возможно, это удавалось далеко не каждой даме. Лора кивнула Этьену, соглашаясь на шампанское. Возможно, это лёгкое игристое вино снимет возникшее напряжение. - Я рада нашему знакомству, господа, - искренне сказала Лора, подняв бокал. – За последние полгода я не покидала Лондона и, тем не менее, встречала ваши имена в лондонских газетах. Мне приятно быть в такой компании. - И, чуть наклонившись в сторону, шепнула Периго: – Ну, давайте, расшевелите ваших друзей. Я же не могу одна работать!

Этьен де Периго: - Будьте покойны, дорогая, - прошептал Периго одним губами. Глаза его смеялись,хотя внешне он был серьезен и невозмутим. - Расшевелю, даже если ради этого мне придется напиться пьяным, расколотить парочку зеркал или пристрелить кого-нибудь. А вот,кстати,и шампанское! Пока официант сосредточенно откупоривал шипучку, Периго обратился к маркизу: - Я слышал, месье де Самбрей, шампанское способно не просто прогнать любую печаль, но и любого медведяпревратить в образец галантности... Да, самого настоящего медведя, если вы еще не успели забыть проказы молодости!

Рудольф де Самбрей: - Шампанское - это великолепно, месье, - улыбнулся Рудольф и взял бокал. - Но едва ли стоит вспоминать наши безумства, с тех пор я остепенился. Ему хотелось развеяться. Если и не напиться вдрызг, то утопить во хмелю страх, поселившийся в сердце после мрачного и жестокого предсказания мадам Флоранж. Он почти уговорил себя, что все это просто фантазии, и на самом деле Луизон ничего не угрожает - к тому же он на всякий случай покажет ее самому лучшему врачу... Но на душе все равно было муторно и скверно. Отрадой было смотреть на добродушное веселое лицо Этьена и его красивую цветущую спутницу. Красота Валери наводила на грустные мысли, однако, быть может, шампанское в самом деле развеселит печальную колдунью? - Я хочу выпить за ваше здоровье, дорогие дамы...

Ребекка Кавершэм: Ребекка выпила шампанское, посмотрела из маркиза, прислушалась к себе. Ей было холодно. И ей очень захотелось забыться. Она смотрела на маркиза и проклинала свою честность. Ей хотелось тронуть его руку, сделать что-то теплое, сердечное, доброе, только... ей казалось... он не сможет этого принять от нее... сейчас... Да что там - она была для него холодной Сивиллой, уколовшей его иглой отчаяния в самое сердце. Она ни в одной фразе не принесла ему надежды. Ей было не по себе. Ей отчаянно захотелось забыться. Да кто же поможет... забыться... Невозможно, но... Ребекка повернулась к де Периго. --Вы переоцениваете возможности шампанского, граф. Может быть, Вы можете предложить другой напиток, который бы более качественно затуманивал сознание, или прояснял его. Ну это какая формулировка Вам больше понравится. Что-нибудь, что позволило бы и забыться, и не думать о ... В-общем, ни о чем не думать и стать на час беспричинно счастливым. Беззаботным. Без прошлого. И без будущего.

Этьен де Периго: - О мадам, - вкрадчиво сказал Этьен.- Мне известно такое средство.Но это не напиток. На Востоке его принято вдыхать в виде дыма, а также употреблять в виде пилюль или порошка... Я предпочитаю именно второй вариант. * Но конечно, я никогда не решусь предложить дамам нечто подобоное. Разве только они очень-очень хорошо и убедительно попросят. Он перехватил взгляд маркиза** и поспешил поправиться: - Я шучу, сударыня. Шучу,желая произвести на вас впечатление. Но если шампанское для вас слишком сладко, а тосканское вино - слишком кисло, быть может, дело исправит старый добрый арманьяк? _____________________________________________________ * имеется ввиду гашиш ** согласовано

Ребекка Кавершэм: Ребекка сверкнула глазами на шутника. --Любопытное средство, граф. Оно вызывает привыкание. Знаете? Вызывает желание пить такие пилюли, ну или принимать порошок еще и еще. Опасная забава. А вот арманьяк - это уже что-то. Давайте. А теперь я предложу тост. Позволите? Вы граф, так лукаво смотрите на то на меня, то на маркиза. Нет... Нет... Мы только друзья. И все. Не надо домысливать того, чего нет. А я все-таки предложу выпить за любовь. О, великое чувство. Порождающее счастье, боль, согласие, спокойствие, нежность, страсть, желание, войны, упоение и разочарование. Я предлагаю выпить за взаимную любовь, которая встречается реже, чем безответная, печальная. Как часто влюбленные ходят теми же дорогами, смотрят друг на друга, но боятся сказать. Спросить. И боятся узнать, любимы ли они сами предметом собственного чувства. Вот так глупо. День, месяц, год, жизнь. Надо только задать вопрос. Да или нет. Даже отрицательный ответ лучше неизвестности. А что, если "да"? Если "да"... Как Вы думаете? А пока... За торжество взаимной любви. И до дна. Сразу.

Миссис Уорвик: Услышав слово «арманьяк» из уст графа, Лора заметно оживилась. Провидение услышало её молитвы, и это хороший знак. Не то чтобы она любила «приложиться к стаканчику», но она чётко уверовала в целительную силу крепких напитков после того, как стакан русского самогона спас ей жизнь. Сейчас она никак не могла войти в свой привычный рабочий настрой и именно поэтому так неожиданно впала в растерянность при утренней встрече с графом. Её мысли по поводу осуществления её планов до сих пор не обрели ясность. Возможно, крепкий ароматный напиток вернёт её мозгу прежнюю активность, как уже было когда-то. - Замечательная мысль об арманьяке, граф, - с самой обворожительной улыбкой, на какую только была способна, Лора повернулась к Этьену. – Мой доктор как-то посоветовал мне его принимать при... – Она скромно замялась. – В общем, сейчас как раз такой случай. И, повернувшись к своей собеседнице, добавила: - Мадам Флоранж, замечательный спич! Никто не сказал бы лучше.

Этьен де Периго: - Арманьяк так арманьяк, дамы, - улыбнулся Этьен. Он видел, что его друг Рудольф совсем не расположен ни развлекать, ни развлекаться, а значит, Периго придется в одиночку "прикрывать тылы". И он с радушием приглашающего к пиру хозяина стал угощать обеих красавиц арманьяком, попутно потчуя их разнообразными сведениями, которые черпал из своей памяти, как из энциклопедии: - Вам, должно быть, известно, сударыни, что арманьяк - незаконнорожденный брат коньяка, характер у него мягче, но вот воспитание - грубее... Но приходилось ли вам слышать легенду, как появился на свет сам старший брат, то есть благородный коньяк? Некий шевалье де ла Круа , уйдя с воинской службы, занялся перегонкой вина. Ночью ему приснился сон: дьявол, чтобы забрать душу, бросил его в кипяток, но ничего не получилось - шевалье выбрался. Тогда черт бросил его в котел во второй раз. Проснувшись, шевалье решил применить процесс двойного кипячения в технологии изготовления вина. Второе кипячение значительно улучшило качество вина первого кипячения. Затем шевалье взял две бочки с полученным напитком и отправился к монахам Ренорвиля. Первую тотчас же выпили, а вторую бочку припрятали в подвале до особого случая. Этот случай наступил лишь пятнадцатью годами позже, когда монахи посетили шевалье и привезли ему ту самую бочку. На удивление всем, она оказалась неполной, испарение сделало свое дело, а сам напиток приобрел новый вкус, насыщенный и выдержанный. Так произошло рождение коньяка. И уже от него произошли всякого рода арманьяки и крепкие настойки, не говоря уж о таком отвратительном пойле, как бренди. Он согрел в ладони бокал, вдохнул тонкий аромат и добавил: - Арманьяк похож на куртизанку, готов отдаться любому, кто выглядит достаточно благородно и респектабельно: шампанское, апельсиновый сок, кофе... Но как истинная куртизанка, остается верным лишь своим капризам - всегда сохраняет вкус и аромат. Фруктовые десерты и шоколад для него самая достойная компания.

Ребекка Кавершэм: Ребекка посмотрела на миссис Уорвик. Казалось, ей всегда было легко, и из любой ситуации для нее существовал выход. Миссис Уорвик держалась уверенно и с чувством собственного достоинства, наблюдая за всей ситуацией, разворачивающейся за столом. После арманьяка огни стали значительно веселее, а золото и пурпур убранства Cafe de la Pai гораздо ярче и приятнее. Ребекке стало намного легче, голова прояснилась, а де Периго показался не таким уж раздражающим собеседником. Даже приятным, своеобразным, и где-то даже... в чем-то даже... интересным. --Забавно. Забывчивость привела к необыкновенному открытию. Прекрасная история. Однако, и терминология Ваша весьма забавна. "Незаконнорожденный брат", "куртизанка". Вы рассказывали о порошке забвения. Интересно... Вы говорите. Cо вкусом. Вы, вероятно, знаток удовольствий. Испытанных... Ярких... Практических., чуть насмешливо завершила свою речь Ребекка, понижая тон голоса. Сказала, и рассмеялась веселым беззаботным колокольчиком.

Этьен де Периго: - Знаток? Вы меня обижаете, сударыня... Знаток - это теоретик, а я, с вашего позволения,практик. И в качестве практика я давно уже магистр удовольствий! - Этьен придвинулся чуть ближе к мадам Флоранж и театральным шепотом добавил: - Но чтобы убедиться в этом, необходимо узнать меня покороче, сударыня! Улыбка его при этом была адресована не только Валери, но и Лоре. Начиналась игра, которую он обожал, и первые ходы его не разочаровали.

Ребекка Кавершэм: --Я же сказала, месье, - практических, ярких. Ис-пы-тан-ных. Ма-ги-стр... Должно быть, звучит захватывающе,а? Ох, как Вы назвали себя! -Ребекка слегка вскинула брось и немного усмехнулась, - Иногда Вы мне кажетесь забавным, граф. Или это сквозь призму арманьяка? Забавный напиток... Незаконнорожденный брат... Покороче узнать... А Вы не боитесь "жрицу Изиды"? И потом - Вы пришли с прекрасной дамой. Граф, Вы повеса, - слегка укоризненно погрозила пальчиком Ребекка, - надо признаться, Вы весьма любопытны. , - она чуть прищурила глаза, - -Весьмаааа...

Миссис Уорвик: Лора с удовольствием продегустировала арманьяк и с облегчением откинулась на спинку стула. Как бы теперь ни пошли дела, она сумеет собраться и довести миссию до конца. Периго только выглядит пошловатым гулякой, но в трудной ситуации на него можно будет положиться. По крайней мере в настоящий момент у нее складывалось такое впечатление. Всё, конечно, может поменяться, но сбрасывать со счетов графа не следовало. Теперь Лору заинтересовала и мадам Флоранж. Неужели и вправду ясновидящая? Определённо, что-то в ней есть не от мира сего, но отстранённый вид ещё ни о чем не говорит. Может, проверить её? После трагически погибшей мадам Ленорман в Европе не было предсказателя, достойного доверия. Если у Валери Флоранж истинный дар, она может оказаться полезной. - Потрясающе интересная лекция об истории арманьяка, граф, - насмешливо пропела Лора, не меняя позы. – Пожалуй, мне стоит рассказать о технологическом процессе ректификации этилового спирта. Это будет не столь романтично, но всё же познавательно. – Она коротким глотком допила арманьяк и поставила рюмку на стол. – Дорогой Этьен, сегодня такой приятный вечер, расскажите нам лучше что-нибудь увлекательное. Вы ведь столько путешествовали, повидали мир. Случалось с вами что-нибудь необычное?

Этьен де Периго: - Нет, сударыня, я не боюсь ни жриц,ни жрецов, ни даже богов, - беспечно усмехнулся Этьен.- Жрецов,а в особенности жриц, я улещиваю подарками, богов почитаю, в особенности Вакха и Венеру, так что они ходатайствуют за меня перед остальными. Возможно, на том свете - если он существует, этот самый тот свет, ибо современная наука отрицает его существование - но возможно, там, меня, как бедного Сизифа, нагрузят непосильной работой за излишне веселый нрав... Да только когда это еще будет! Спросите хоть Рудольфа: он частенько видел меня пьяным, порой - печальным,но никогда - испуганным. Ему нравился нестыдливый румянец, заигравший на бледных щеках дамы Рудольфа, нравились длинные локоны Лоры, в свете ламп отливавшие червонным золотом, и он поднял очередной тост: - Давайте веселиться, друзья мои, пока мы молоды! Что же до вашего вопроса, мадам... - он изящно поклонился Лоре. - то вы правы: я в самом деле много где был и повидал немало и приключений на мою долю выпало предостаточно. Увы, большая их часть не для дамских ушей... Но может быть, мадам Флоранж сумеет увидеть что-нибудь из моего бурного прошлого?



полная версия страницы